Участие в законотворческой деятельности

Медведев Александр Николаевич ещё 7 лет назад начал борьбу в защиту
предпринимателей от недобросовестных контрагентов, против необоснованного
обвинения всех в «связях с однодневками». В рамках защиты клиента мы поднимали данный вопрос и в судебных заседаниях, вносили ходатайства, писали статьи с специализированные журналы и пытались привлечь внимание к этой проблеме.

И наконец, депутаты Думы нас услышали. С 1 июня вступает в силу изменение к Арбитражно-процессуальному Кодексу в котором учтены наши предложения по частному определению. Далее предлагаем Вам ознакомиться с законопроектом, который с 1 июня вступает в законную силу:

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

9) главу 21 дополнить статьей 188.1 следующего содержания:

«Статья 188.1. Частные определения

1. При выявлении в ходе рассмотрения дела случаев, требующих устранения нарушения законодательства Российской Федерации государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, организацией, наделенной федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностным лицом, адвокатом, субъектом профессиональной деятельности, арбитражный суд вправе вынести частное определение.

2. Частное определение арбитражного суда направляется в соответствующий орган, организацию, наделенную федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностному лицу, а в случае нарушения законодательства Российской Федерации адвокатом, субъектом профессиональной деятельности — соответственно в адвокатское образование, саморегулируемую организацию, которые в течение месяца со дня его получения обязаны сообщить о принятых ими мерах.

3. Неисполнение частного определения арбитражного суда влечет за собой ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Привлечение к ответственности указанных в части 1 настоящей статьи лиц не освобождает их от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению арбитражного суда.»;

Также предлагаем вашему вниманию статью, которая вышла еще в 2009 году, которая
обобщила случаи, когда предприниматели были бессильны против незаконных
действий контрагентов.

[su_spoiler title=»Статья Медведев А.Н., Орлова О.А. Необходимо вернуть частное определение в арбитражный процесс // Ваш налоговый адвокат, 2009. N3″]

«Ваш налоговый адвокат», 2009, N 3

 

НЕОБХОДИМО ВЕРНУТЬ ЧАСТНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

В АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС

Арбитражными процессуальными кодексами РФ 1992 г. (ст. 112) и 1995 г. (ст. 141) были предусмотрены частные определения:

«В случае выявления при рассмотрении спора нарушения законов и иных нормативных правовых актов в деятельности организации, государственного органа, органа местного самоуправления и иного органа, должностного лица или гражданина арбитражный суд вправе вынести частное определение. Частное определение направляется соответствующим организациям, государственным органам, органам местного самоуправления и иным органам, должностным лицам, гражданам, которые обязаны в месячный срок сообщить арбитражному суду о принятых мерах».

Однако в АПК РФ 2002 г. частные определения уже не были предусмотрены. Что же получилось в результате? А то, что арбитражный суд, столкнувшись при рассмотрении налогового спора с признаками уголовных преступлений, никак на это не реагирует, поскольку лишен права выносить частные определения.

Приведем несколько примеров, в которых арбитражный суд, установив признаки нарушений закона, вынужден был лишь ограничиться простой констатацией, а лица, чьи права были при этом нарушены действиями (бездействием) другого лица, обречены на последующие самостоятельные действия по поиску справедливости и наказания виновных.

Пример 1. Налоговый орган оспорил вычеты по НДС, указав, что согласно показаниям генерального директора одного из поставщиков — К. — он не подписывал и не скреплял печатью никакие документы, подпись на них ему не принадлежит, а печать не является печатью данной организации.

Но в соответствии с данными почерковедческой экспертизы подписи от имени К. в первичных документах выполнены К., что опровергает его показания об отсутствии взаимоотношений с налогоплательщиком, который в итоге спор выиграл…

(Постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2008 г. N КА-А41/4606-08)

По мнению авторов, в отношении гражданина К. необходимо было провести проверку по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложных показаний.

Пример 2. Налоговый орган оспорил вычеты по НДС на том основании, что счета-фактуры, подписанные от имени генерального директора ООО Ю.В.К., выполнены не им, а другим лицом. Согласно пояснениям Ю.В.К. он зарегистрировал общество за вознаграждение, предпринимательской деятельности не ведет. На этом основании налогоплательщик спор проиграл…

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 8 сентября 2008 г. N Ф04-5446/2008(11113-А46-42). Оставлено в силе Определением ВАС РФ от 22 декабря 2008 г. N ВАС-16465/08)

Любопытно в этом деле то обстоятельство, что гражданин Ю.В.К., подтвердив получение вознаграждения за создание организации не в целях ведения предпринимательской деятельности, тем самым признался в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст. 173 УК РФ, — в лжепредпринимательстве!

В приведенных примерах арбитражным судам не дана была возможность реагировать иначе, как информационно, тогда как частные определения суда в отличие от информации обязательны к исполнению. При отсутствии частных определений получается, что добросовестный налогоплательщик остается один на один с нечистыми на руку дельцами, чего не должно быть в правовом государстве, особенно если это нечистоплотное поведение имеет место в сфере государственного регулирования — в налогах. Иначе само государство становится обманщиком: не реализуя в полной мере свои властные полномочия в связи с исключением частных определений, оно перекладывает на налогоплательщиков свою несостоятельность правового регулятора, прикрываясь тем, что они как предприниматели ведут свою деятельность на свой риск (ст. 2 Гражданского кодекса РФ), забывая, что налоговые правоотношения имеют самостоятельную правовую природу и регулируются Налоговым кодексом РФ.

Пример 3. При продаже здания в 2002 г. была произведена оценка объекта недвижимости, которая составила 261 500 руб. Организация реализовала данный объект по цене 220 000 руб.

Налоговый орган на основе экспертного заключения сделал вывод, что рыночная цена данного здания составляет 50 310 000 руб., и доначислил продавцу не уплаченные им налоги.

Суд же установил, что при проведении в 2007 г. экспертизы стоимость объекта была определена без учета факторов, прямо влиявших на цену объекта: нахождение в аварийном состоянии; отсутствие системы отопления, канализации, водоснабжения, электроснабжения; физический износ в размере 76%, экономический — 95%, а также то, что все восстановительные работы, в результате которых произошло увеличение стоимости объекта, были произведены покупателем после приобретения здания у продавца. В итоге продавец спор выиграл…

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11 марта 2008 г. N Ф04-1169/2008(1169-А46-19))

Приведенное арбитражное дело не может не удивлять: как можно было определять доход от реализации разрушенного здания, оценивая это же здание, но уже после его восстановления? По глубокому убеждению авторов, в подобных действиях сотрудников налоговых органов присутствуют явные признаки преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, а именно служебный подлог, т.е. внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.

Никак не мог дееспособный сотрудник налогового органа не понимать, что оценка в 2007 г. восстановленного здания в сотни раз превышает стоимость здания в аварийном состоянии в 2002 г.! А раз понимал, значит, осознавал, что в акт налоговой проверки вносятся заведомо ложные сведения! Его корыстная цель — это те самые премии, которыми налоговое ведомство поощряет своих сотрудников на подобный произвол. Однако арбитражные суды не вправе выносить частные определения в адрес налоговых органов, допустивших столь вопиющие действия. Это поставило арбитражные суды в приниженное положение, поскольку судьи, рассматривая конкретное дело, вынуждены сквозь пальцы смотреть на выявленные в ходе судебного процесса нарушения других отраслей законодательства, не входящих в компетенцию арбитражных судов.

В последние годы тема «однодневок» входит в «обязательный ассортимент» налоговых органов, которые повсеместно отказывают покупателям (заказчикам) в получении налоговой выгоды (в виде вычета по НДС и уменьшения налогооблагаемой прибыли) при приобретении товаров (работ, услуг) у контрагентов, которые не платят налоги. Однако весь парадокс данной ситуации заключается в том, что в этом виноваты никак не покупатели (заказчики), а сами налоговые органы! Но суды лишены права вынесения частных определений в адрес нерадивых налоговых органов по месту регистрации этих «однодневок», поэтому вынуждены ограничиваться лишь констатацией очевидных всем фактов. Вот лишь два характерных примера.

  1. «Более того, регистрацию названной организации осуществил налоговый орган, при наличии злоупотреблений при регистрации предприятия, регистрации по утерянному паспорту установить и пресечь нарушения обязан был именно сам налоговый орган. Налоговый орган, зарегистрировав названного контрагента в качестве юридического лица, поставив его на учет, признал его право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности… Допущенные нарушения закона при создании и регистрации субподрядчика сами по себе не являются достаточным основанием для выводов о признании сделки недействительной».

(Постановление ФАС Поволжского округа от 4 марта 2008 г. по делу N А57-3429/06-25. Оставлено в силе Определением ВАС РФ от 8 сентября 2008 г. N 8249/08)

  1. «В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц осуществляется налоговыми органами. Налоговый орган, зарегистрировавший организацию в качестве юридического лица и поставивший ее на налоговый учет, тем самым признал ее право на заключение сделки, нести определенные законом права и обязанности.

При этом налоговый орган является единственным участником налоговых правоотношений, который имеет право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах.

Таким образом, ООО, заключая договоры с организациями, не знало и не могло знать, что они зарегистрированы на лиц, не являющихся их учредителями, и отсутствуют по юридическим адресам. При этом, проявив должную осмотрительность, налогоплательщик проверял факт регистрации данных организаций в качестве юридических лиц и постановку их на налоговый учет.

Кроме того, отсутствие организаций по юридическим адресам не было подтверждено сообщениями органа, осуществляющего регистрацию прав на недвижимое имущество, сообщениями собственника помещения о непредоставлении указанным организациям помещения в аренду.

Материалами дела установлено, что контрагенты налогоплательщика в проверяемом периоде являлись полноценными юридическими лицами, записи в Едином государственном реестре юридических лиц об их исключении не вносились…

При этом неуплата (неполная уплата) поставщиками налога в бюджет не может ставиться в вину налогоплательщику, поскольку общество не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, неуплата налогов третьими лицами представляет собой самостоятельный состав налогового правонарушения и при неисполнении ими обязанности по уплате налогов налоговые органы вправе в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации, решить вопрос о принудительном исполнении возложенных на них обязанностей…»

(Постановление ФАС Поволжского округа от 28 августа 2008 г. по делу N А55-1511/08)

А как бы хотелось, чтобы арбитражный суд, не ограничиваясь нравоучениями, вынес соответствующие частные определения в адрес налоговых органов по месту регистрации «однодневок»! Однако суд лишен такого права…

Пример 4. Суд констатировал, что налоговая проверка была проведена инспекцией с грубейшими нарушениями положений гл. 14 НК РФ, в связи с чем в соответствии с п. 6 ст. 101 НК РФ решение налогового органа подлежит признанию недействительным.

На грубейшие же нарушения инспекторов суд реагировал информационно (видимо, с надеждой, что вышестоящий налоговый орган ознакомится и примет воспитательные меры к нарушителям): «Налоговый кодекс Российской Федерации исходит из недопустимости причинения неправомерного вреда при проведении налогового контроля (ст. ст. 35 и 103). Если, осуществляя его, налоговые органы руководствуются целями и мотивами, противоречащими действующему правопорядку, налоговый контроль в таких случаях может превратиться из необходимого инструмента налоговой политики в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности, что в силу ст. ст. 34 (ч. 1), 35 (части 1 — 3) и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации недопустимо. Превышение налоговыми органами (их должностными лицами) своих полномочий либо использование их вопреки законной цели и охраняемым правам и интересам граждан, организаций, государства и общества несовместимо с принципами правового государства, в котором осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. ст. 1 (ч. 1), 17 (ч. 3) Конституции Российской Федерации)».

(Постановление ФАС Поволжского округа от 2 мая 2007 г. по делу N А65-2123/2003-СА2-8. Оставлено в силе Определением ВАС РФ от 20 августа 2007 г. N 10230/07)

В Постановлениях ФАС Уральского округа от 25 июля 2006 г. по делу N Ф09-6418/06-С7 и ФАС Северо-Западного округа от 21 мая 2002 г. по делу N А42-1401/02-23 были подтверждены факты превышения налоговыми органами своих полномочий, но это повлекло за собой лишь отмену решений налоговых органов, а для самих проверяющих никаких последствий не было.

Приведенными примерами отнюдь не исчерпываются случаи, когда арбитражные суды сталкиваются с признаками нарушений закона и притом ограничены в реагировании на это…

А ведь еще семь лет назад (в период действия АПК РФ 1995 г.) арбитражные суды не проходили мимо нарушений налоговых органов. Так, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 21 ноября 2002 г. по делу N А28-3358/02-114/23 было указано: «…по фактам выявленных нарушений суд вынес в адрес налогового органа частное определение в порядке статьи 141 АПК РФ 1995 г.».

Однако уже после вступления в силу АПК РФ 2002 г. суды были лишены такого инструмента воздействия на участников процесса, как частное определение:

  • «…согласно положениям АПК РФ у арбитражного суда отсутствуют полномочия по вынесению частных определений…» (из Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 15 июля 2004 г. по делу N А29-7801/2003-3Э);
  • «…АПК РФ, принятым Государственной Думой 14.06.2002, не предусмотрено вынесение судом частных определений» (из Постановления ФАС Северо-Западного округа от 30 ноября 2005 г. по делу N А56-34834/2005);
  • «…ссылка на необходимость вынесения частного определения является ошибочной. АПК РФ указанный вид процессуального документа не предусмотрен (ч. 1 ст. 184 АПК РФ)» (из Постановления ФАС Уральского округа от 14 июня 2006 г. по делу N Ф09-2811/06-С3).

Правда, судьи не хотят мириться с таким положением дел. Так, в Обобщении информации о деятельности Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа за первое полугодие 2007 г. отмечается: «Восполняя утраченную в связи с принятием нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возможность вынесения частных определений, судьи стали активнее реагировать на выявленные в ходе рассмотрения дел нарушения закона путем направления информации в соответствующие органы…»

Заслуживает особого внимания вывод, сделанный в указанном Обобщении: «И все же судебная практика свидетельствует о насущной необходимости возрождения утраченной в связи с принятием нового АПК РФ возможности вынесения судом частных определений».

Авторы всецело поддерживают данную инициативу, поскольку она направлена не только на повышение авторитета арбитражных судов, но и на наведение правопорядка в стране: судьи не должны проходить мимо любых нарушений закона, а виновные лица — избегать справедливой ответственности!

А.Н.Медведев
К. э. н.,
главный аудитор
ЗАО «Аудит БТ»,
член Научно-экспертного совета
Палаты налоговых консультантов

О.А.Орлова
Адвокат
Московской городской
коллегии адвокатов,
арбитр Арбитража
при Московской
торгово-промышленной палате

Подписано в печать
13.03.2009

[/su_spoiler]

Участие в законотворческой деятельности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх