Представляем презентации на актуальные темы.

В последнее время  ужесточилось налоговое администрирование с различными запросами-проверками, что  деморализует  налогоплательщиков.

Этой деморализацией воспользовались различные «практикующие ведущие специалисты по налогообложению», позиционирующие себя как  выигравшие десятки и даже сотни налоговых споров,  и обещающие простые  решения всех сложных проблем!

Поверим? Проверим!

Зайдем на сайт  WWW.ARBITR.RU и в разделе «Банк решений арбитражных судов» в поле «Текст документа» наберём фамилию «известного» (подчас  «легендарного» или даже  «№ 1») специалиста по налогам.

Результат?  Ни одного дела с их участием!

Можно ли доверять  «практику», который ни разу не был на заседании арбитражного суда?

Ответ очевиден, поэтому не поддавайтесь на  обещания чудес «со 100 % гарантией» самоназванных «практикующих ведущих специалистов» и «известных экспертов».

Мы реально защищаем интересы налогоплательщиков – от налоговой проверки и до суда — вплоть до Президиума Высшего арбитражного суда РФ (см. постановление от  7 февраля 2012 г.  № 11637/11, в тексте которого зафиксированы наши ФИО):

  • В 1995 году состоялось первое наше непосредственное  участие в судебном рассмотрении налогового спора о правомерности налоговых льгот по НДС для лекарственных средств в парафиновых капсулах – решение Арбитражного суда  г. Москвы от 22 февраля 1995 г. по делу № 4-15«У».
  • В 2018 году мы уже успешно провели два судебных процесса:
  1. — впервые отстояли налоговые платежи налогоплательщика через «проблемный» банк – постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2018 г. № 09АП-41047/2017 по делу № А40-75748/2016;
  2. — защитили от необоснованных претензий нерадивого Заказчика Исполнителя, который в режиме «аутсорсинга» осуществлял ведение бухгалтерского и налогового учёта – постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 января 2018 г.  № Ф05-20633/2017 по делу № А40-77367/2017.

Только наш 25-летней опыт практической деятельности, позволит оказывать своим клиентам действительно профессиональную помощь.

В рамках консультационного сопровождения предлагаем Вашему вниманию девять видеопрезентаций на актуальные темы, которые наверняка заинтересуют Вас и ваших сотрудников. Познакомим вас с ответами на вопросы, которые волнуют сегодня бизнес. Если у вас есть еще вопросы – обращайтесь, мы с удовольствием поможем вам разобраться.

Сегодня огромным спросом пользуются семинары по «Жёстким переговорам», однако приобретённые на этих семинарах навыки почему-то не всегда используются на практике. В чём цель жёстких переговоров? Получение наибольшей выгоды от заключённого договора, в том числе и в виде прогнозируемых налоговых последствий. Об этом, в частности, мы и расскажем.

Надеемся, что презентации  окажут Вам реальную помощь и уверены на продолжение нашего сотрудничества! 

Взаимосвязанные сделки

https://www.youtube.com/watch?v=9LysbJrM1PM

«Корпоратив» — что можно и что нельзя?

https://www.youtube.com/watch?v=bMgCuZcY2w4

«Жесткие переговоры» — покажем результат

https://www.youtube.com/watch?v=9sUwLeEtDLI

Чего не знают юристы?

https://www.youtube.com/watch?v=GRrfeYUMr5A

У нас  денег нет – а у вас есть! Ужесточение налогового администрирования

https://www.youtube.com/watch?v=T_Oic4lOB_g

 Откуда берется НДС?

https://www.youtube.com/watch?v=bd6jdD12ZD0

Вы хотите  стопроцентно надежную налоговую схему?

https://www.youtube.com/watch?v=4MfpRwHTBZI

 Можно ли уйти от страховых взносов?

https://www.youtube.com/watch?v=qPb3MJLVt90

Приоритет ст. 270 НК РФ в главе 25 НК РФ 

https://www.youtube.com/watch?v=xEMJaoXN8SA

Под всеми названиями видео-презентаций есть ссылка для желающих просмотреть презентации и скачать информационные материалы.

Надеемся, что презентации  окажут Вам реальную помощь и уверены на продолжение нашего сотрудничества!

Платеж через Интеркоммерцбанк — отстояли! Делимся секретами профессионала и участника!

Платежи через «проблемный» можно отстоять:

все рассказывают, мы – делаем!

      Медведева Татьяна Владиленовна,

судебный представитель, который выиграл!!!

В последние  годы много проблем возникает у организаций-клиентов банков после приостановления деятельности и  отзыва лицензий у банков. Это в первую очередь касается случаев, когда налоговые платежи были списаны с расчётного счёта, но не дошли до бюджета, поскольку не были списаны с корреспондентского счёта коммерческого банка.

Получается, что все платежи через проблемные банки пропадают где-то и приходится платить  второй раз.

Огромный резонанс вызвал отзыв лицензии у одного из крупнейших банков – «Интеркоммерц»: проплаченные через этот банк за несколько дней до отзыва лицензии налоги и страховые платежи так и дошли до бюджета и внебюджетных фондов, в связи с чем  налоговый орган потребовал заплатить их повторно.

Все суды в основном  в такой  ситуации становятся на сторону налоговых инспекций и не признают налоги, проведенные через проблемные банки, исполненными.

Но нашей команде удалось  пробить эту стену непонимания.

Почти два года мы  доказывали судам, чтобы налоги и сборы считались уплаченными. К суду помимо налогового органа было привлечено Агентство по страхованию вкладов, которое никому не проясняет странную ситуацию, когда деньги на расчётных счетах клиентов банка вроде есть, но, поскольку таких сумм нет на корреспондентском счёте самого банка, то получается, что денег клиента вообще нет! А ведь коррсчёт банка – это контроль со стороны Центрального банка России, который спохватывается только в последнюю минуту и, отзывая лицензию у банка, фактически лишает клиентов всех денег на расчётных счетах в этом банке!

Судиться было непросто – суд первой инстанции принял странное решение не в пользу нашего клиента, поэтому апелляционный суд вынужден был рассматривать дело по правилам суда первой инстанции.

В результате Девятый арбитражный апелляционный суд принял в пользу налогоплательщика  постановление от 22 марта 2018 года № АП-41047/2017 по делу А40-75748/16,  в текст которого вошли основные наши аргументы, но далеко все.

Главное доказательство – добросовестность налогоплательщика!

Для этого нужно выжать из себя всё,  что можно и нельзя, приводить все возможные аргументы и убедить суд, что все доводы налоговой инспекции надуманы. Налоговый орган идёт, как правило,  по  стандартным претензиям и применяет их ко всем и каждому.

В подобных ситуациях задача налогового консультанта –  своими аргументами показать, что доводы налоговой инспекции не имеют никакого отношения к представляемой вами организации.

Конечно, впереди еще кассация, но аргументы, которые приведены в постановлении апелляционной инстанции,  могут кому–то помочь подобрать соответствующие  аргументы и расширить  открытое нами «окно».

Не опускайте руки, ведь правоприменительную практику создаем мы сами!

Только реальный участник процесса может гарантированно проконсультировать клиента.

Медведева Татьяна Владиленовна, судебный представитель, который выиграл!!!

 

 

 

 

Внимание! Налог на имущество физических лиц — ответы на некоторые вопросы

Внимание! Налог на имущество физических лиц — ответы на некоторые вопросы

Что же облагается налогом на имущество физических лиц?

Медведев А.Н., член Палаты налоговых консультантов,  консультант по налогам и сборам I категории, аудитор,  кандидат экономических наук

Огромный поток различной информации вносит не ясность, а скорее раздражение разноречивой информации. Как разобраться во всем! Постараемся помочь всем.

Ведь сейчас в погоне за деньгами налоговые органы готовы обложить налогом на имущество собачьи будки, навесы и теплицы!

В ст. 401 Налогового кодекса  РФ перечислены объекты налогообложения налогом на  имущество физических лиц:  жилой дом; квартира, комната; гараж, машино-место; единый недвижимый комплекс; объект незавершенного строительства; иные здание, строение, сооружение, помещение. При этом дома и жилые строения, расположенные на земельных участках, предоставленных для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального жилищного строительства, относятся к жилым домам.

Поскольку в самом Налоговом кодексе РФ данные термины не определены,  согласно ст. 11 Налогового кодекса РФ необходимо обратиться к отраслевому законодательству, в частности, к Градостроительному кодексу РФ, в п. 10 ст. 1 которого определено, что  объект капитального строительства — здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено (объекты незавершенного строительства), за исключением временных построек, киосков, навесов и других подобных построек. Также необходимо отметить, что ст. 64 Федерального закона РФ от 16 июля 1998 г.  № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» относит здания, строения и сооружения к объектам недвижимости, прочно связанным с земельным участком.

Однако при этом в действующем законодательстве нет определения термина «строение», но в п. 2.8. утратившей силу Временной методики оценки жилых помещений (утв. Приказом Минстроя РФ от 30 октября 1995 г. № 17-115 — утратила силу) указывалось, что строение, сооружение — это единица строительной продукции, признанная в административном порядке пригодной для использования по конкретному назначению, соответствующему землеотводной и проектной документации. В п. 2.9. Инструкции о проведении учёта жилищного фонда в Российской Федерации, утв. приказом Министерства Российской Федерации по земельной политике строительству и жилищно-коммунальному хозяйству   от 4 августа 1998 г. № 37 к строениям служебного назначения были отнесены  сараи, конюшни, навесы, ледники, погреба, а к сооружениям — ограды, заборы, колодцы, мусорные ямы, тротуары, замощения, фонтаны; к  числу служебных строений были отнесены я сараи, гаражи (индивидуального пользования), навесы, дворовые погреба и т.п.

Минфин России неоднократно разъяснял, что объектами налогообложения являются те объекты, которые подлежат государственной регистрации. Так, например, в письме Минфина России от 14 декабря 2017 г. № 03-05-06-01/83522 разъяснено, что «по общему правилу обязанность по уплате налога на имущество физических лиц возникает у налогоплательщиков с момента государственной регистрации прав на соответствующее недвижимое имущество и при наличии документов, подтверждающих право собственности на это имущество».

В Информации Минфина России от 22 февраля 2018 г. «По вопросу налогообложения хозяйственных строений и сооружений, расположенных на садовых и дачных участках» сообщено:

— для налогообложения таких объектов необходимо наличие зарегистрированного права собственности на хозяйственное строение или сооружение;

— государственной регистрации подлежит право собственности не на все хозяйственные строения и сооружения, а только на те из них, которые отвечают признакам объекта недвижимости – объекта, прочно связанного с землёй, перемещение которого без несоразмерного ущерба его назначению невозможно (ст. 130 Гражданского кодекса РФ).

Итак, по мнению Минфина России, определяющим признаком объекта налогообложения является  наличие государственной регистрации объекта, который должен отвечать критериям ст. 130 Гражданского кодекса РФ по принадлежности к объектам недвижимости.

Что же такое «недвижимость»? Можно сколько  угодно цитировать ст. 130 Гражданского кодекса РФ, однако обратимся к практике рассмотрения конкретных ситуаций.

  • Забор – не объект недвижимости?

 Поскольку государственной регистрацией объектов недвижимости занимаются органы Росреестра, то логично обратиться к разъяснениям данного ведомства – так, в письме Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии Российской Федерации  от 13 мая 2016 г. № 14-03808/16 разъяснено:

— такие объекты, как ограждения, не обладая признаками недвижимого имущества, не могут выступать в качестве самостоятельных объектов гражданских прав; они носят вспомогательный характер и выполняют в том числе декоративные, защитные функции;

— объекты вспомогательного использования, не обладающие признаками недвижимого имущества, например, сборно-разборные и иные подобные вещи с ограниченными сроками службы, не могут, не являясь недвижимостью, подлежать государственному кадастровому учету, на них, соответственно, не подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним права;

— также отмечаем, что согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 г. № 1160/13, в связи с отсутствием у ограждения качеств самостоятельного объекта недвижимости право собственности на него не подлежит регистрации независимо от его физических характеристик и наличия отдельных элементов, обеспечивающих прочную связь этого сооружения с соответствующим земельным участком.

  • Подсобные строения не являются самостоятельными объектами права собственности?

Заслуживает внимания вывод, сформулированный в Бюллетене судебной практики Московского областного суда за четвёртый квартал 2013 год, утв.

президиумом Мособлсуда 28 мая 2014 года: «Объектом права собственности является недвижимое имущество — жилой дом, а подсобные строения (гараж, летняя кухня, навес), являясь принадлежностью к нему, не могут быть самостоятельным объектом права собственности в отрыве от права собственности на жилой дом (Постановление президиума Московского областного суда № 452 от 23 октября 2013 г.)»

  • Навес – не объект недвижимости?

 В постановлении ФАС Московского округа от 2 апреля 2013 г. по делу № А40-113654/11-77-1031 было признано, что навес  не является объектом капитального строительства, поскольку  не имеет собственного фундамента, выполнен из  легких металлических конструкций.

В Определении ВАС РФ от 20 апреля 2012 г. № ВАС-4941/12 также было признано, что навес не является объектом недвижимого имущества, а потому государственная регистрация права собственности ответчика на навес осуществлена незаконно, поскольку регистрация объектов, не являющихся недвижимостью, законом не предусмотрена (статьи 130 и 131 и  Гражданского кодекса РФ, ст. 2 Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. №  122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 20 сентября 2017 г. по делу № А32-42134/2016 упоминается навес, представляющий собой некапитальное строение (конструкцию на четырех колоннах с крышей).

  • Замощение земельного участка – объект недвижимости?

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 14 июня 2016 г. по делу № А53-1866/2015 содержится развёрнутая позиция по данной ситуации:

— п. 38 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 содержит разъяснения по применению положений статей 130 и 131  Гражданского кодекса РФ — в нём указано, что вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств, либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей. Закон в целях обеспечения стабильности гражданского оборота устанавливает необходимость государственной регистрации права собственности и других вещных прав на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. При этом по общему правилу государственная регистрация права на вещь не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости. Замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью (п. 1 ст. 133 Гражданского кодекса РФ);

— В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016), утв. Президиумом Верховного суда РФ 1 апреля 2016 г., также указано, что при разрешении вопроса о признании вещи недвижимостью, независимо от осуществления государственной регистрации права собственности на нее, следует устанавливать наличие у нее признаков, способных относить ее в силу природных свойств или на основании закона к недвижимым объектам;

— в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ  от 26 января 2010 г. №  11052/09, суд при рассмотрении спора должен дать квалификацию объекту, основываясь на установленных фактических обстоятельствах, определить, имеется ли самостоятельный объект недвижимого имущества, отвечающий признакам, указанным в п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса РФ. При этом наличие государственной регистрации прав на объект, не являющийся недвижимым, не препятствует суду квалифицировать его соответствующим образом (п. 52 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22);

— исследовав представленные в дело доказательства, в том числе заключение судебной экспертизы, оценив их по правилам ст. 71 АПК РФ, суды первой и апелляционной инстанций установили, что открытая площадка предназначена для хранения расходных материалов. Она представляет собой ровное покрытие, над частью которого возведена конструкция в виде навеса, имеет подстилающие слои из песка и щебня различной фракции и покрытие из асфальтобетонной смеси и горячей крупнозернистой и мелкозернистой щебеночной смеси. Суды признали, что   участке, а потому цель хранения расходных материалов не может определять судьбу такого асфальтового покрытия как самостоятельного объекта недвижимости. Замощение, обозначенное как площадка хранения расходных материалов, обеспечивает чистую, ровную и твердую поверхность, но не обладает самостоятельными полезными свойствами (не носит самостоятельного функционального характера), а лишь улучшает полезные свойства земельного участка, на котором оно находится. При этом асфальтовое покрытие по существу несет вспомогательную функцию, а не основное значение по отношению к земельному участку и не препятствует использованию такого участка для иных целей. При этом осуществление в отношении спорного объекта технического либо кадастрового учета не может служить основанием для признания такого объекта недвижимостью;

— с учётом установленных обстоятельств судебные инстанции пришли к выводу о том, что в данном случае площадка является элементом благоустройства (улучшением) земельного участка, а не объектом недвижимого имущества в смысле, придаваемом соответствующему понятию ст. 130 Гражданского кодекса РФ.

 Деревянный сруб – движимость?

Любопытное дело рассмотрел АС Приморского круга, приняв соответствующее решение от 11 августа 2017 г. по делу № А51-40899/2013, согласно которому брусовой дом не является объектом недвижимости:

— из описания конструктивных элементов трехэтажного здания – базы отдыха, общей площадью 957,8 кв.м., следует, что оно возводилось как некапитальный, сборно-разборный объект, внутренние и наружные стены данного объекта выполнены из профилированного клеёного бруса сечением 230х170 мм из хвойных пород, спроектированных и изготовленных заводским способом как сборно-разборные конструкции, которые размещены на монолитной плите (бетонной подготовке) толщиной (t) до 0,3 (30 см.), часть строения размещена на деревянных столбах и подкосах, с тыльной и левой торцевой стороны часть наружных стен выполнена из панелей типа «СИП», которые установлены частично на монолитную плиту (подготовку) и непосредственно на поверхность земли (в том числе на выравнивающий слой из скального грунта); межэтажные, чердачные перекрытия деревянные, внутренние лестницы деревянные, крыша двухскатная из металлочерепицы по основанию из деревянных конструкций; внутренняя отделка потолка и стен отсутствует; заполнения деревянных и оконных проемов – пластиковые оконные и дверные конструкции;

— согласно технической документации «Административно-гостиничный комплекс на о. Русский»,  конструктивной схемой сборки здания предусмотрена возможность сбора и разбора здания без нарушения его целостности и функционального назначения. Таким образом, здание базы-отдыха, общей площадью 957,8 кв.м. возведено из быстровозводимых конструкций – клееного бруса, устроенного по основанию из монолитной плиты (бетонной подготовки), деревянных опор, а также отдельные части строения размещены непосредственно на земле. Конструктивное решение объекта предусматривает возможность его демонтажа, перемещения в демонтированном виде и повторного монтажа, что свидетельствует о том, что указанный объект нельзя отнести в соответствии со ст. 130 Гражданского кодекса  РФ к объектам недвижимости.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2017 г.  № 05-АП-6962/2017 решение суда первой инстанции оставлено в силе, однако на 3 апреля 2018 года назначено рассмотрение данного дела в суде кассационной инстанции – в АС Дальневосточного округа (№ Ф03-1054/2018), так что окончательная  точка в данном деле ещё не поставлена…

Примечательно,  что дело «деревянного сруба» рассматривалось на Дальнем Востоке, где несколько лет назад разливы рек сняли с фундаментов многие срубы (как дома, так и бани) и потоком воды унесли их далеко от места расположения, что лишний раз подтверждает вывод, что подобные срубы никак не могут быть признаны недвижимым имуществом, если их от фундамента отделяет мощный поток воды! Кстати: в деревнях подобные вековые срубы подчас стоят вообще без фундаментов – просто на земле, причём нижний  периодически меняют, поднимая дома домкратами и выкатывая нижние подгнившие брёвна, заменяя их на новые.

Вместо эпилога

 Как следует из приведённых судебных решений, вопрос о квалификации какого-либо объекта в качестве объекта недвижимости зависит от анализа конкретных условий, в связи с чем автор вспоминает, как в 1975 году доцент кафедры бухгалтерского учёта и анализа хозяйственной деятельности Московского экономико-статистического института Владимир Аронович Литинский любил философствовать на тему недвижимости в России:

— вот избушка дряхлая стоит, от ветров вся ходуном ходит, что это?  – движимость!

— а вот дед Кондрат вторые сутки пьяный валяется в канаве, что это? – недвижимость.

Прошло свыше сорока лет, а тема по-прежнему дискуссионная!

Особое беспокойство вызывает вроде бы позитивная для граждан позиция Минфина России, согласно которой объектами налогообложения является только зарегистрированные объекты недвижимости,  — подобного условия в ст. 401 Налогового кодекса РФ просто нет!  Исходя из буквального текста ст. 401 Налогового кодекса РФ объекты налогообложения даны простым перечислением, при этом возникновение  объекта налогообложения не связано с наличием у него признаков недвижимости и государственной регистрации!

Исходя из всего сказанного, автор предлагает коллегами высказать по данному вопросу, который затрагивает десятки миллионов граждан нашей страны.

 

Огромное спасибо за отличный семинар!!!

Огромное спасибо за отличный семинар.
Я уже получила очень положительные заинтересованные отзывы от удаленных слушателей.
Надеемся на дальнейшее сотрудничество

Институт развития инноваций в науке и образовании

Аккредитация

Учитывая востребованность процедуры банкротства и необходимость защиты организации от необоснованных претензий как к самому юридическому лицу, так и перевод регресом долгов на директора или учредителей как физических лиц, — наша организация получила аккредитацию и теперь может участвовать в судебных процессах вместе с управляющими и отстаивать интересы своего клиента на всех этапах процедуры. Отслеживать ее, мониторить и заранее предупреждать о негативных последствиях для клиента.

Процедура банкротства трудная, многоступенчатая. Опасная с точки зрения последствий. Не доверяйте ее не специалистам, не становитесь заложниками ситуации!

Обращайтесь к специалистам-аудиторам!

Организация ликвидирована. УРА! Директор — пройдите к бюджету и оплатите все долги!

Директор может быть привлечен к ответственности, если за ликвидированной или «брошенной организацией» есть долги по налогам.

В постановлении КС РФ от 8 декабря 2017 г. № 39-П констатируется, что  налоговые штрафы следует взыскивать исключительно с организации, однако саму налоговую недоимку и пени можно взыскивать с физических лиц, признанных виновных  в неуплате налогов организацией, если эта  организация:

— прекратила деятельность (по данным ЕГРЮЛ);

— фактически не действует или взыскание с нее невозможно;

— служила лишь для «прикрытия» действий контролирующего ее физлица.

При этом Конституционный суд РФ отметил, что нормы т. 15, п. 1 ст. 1064 ГК РФ, и пп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ:

— предполагают возможность взыскания по искам прокуроров и налоговых органов о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям, при установлении всех элементов состава гражданского правонарушения, притом что сам факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда;

— не могут использоваться для взыскания с указанных физических лиц штрафов за налоговые правонарушения, наложенных на организацию-налогоплательщика;

— не допускают, по общему правилу, взыскание вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, налоговой недоимки и пеней на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно (кроме случаев, когда судом установлено, что организация-налогоплательщик служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего ее физического лица);

— предполагают правомочие суда при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету публично-правового образования физическим лицом, учитывать его имущественное положение (в частности, факт обогащения в результате совершения налогового преступления), степень вины, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного дела.

Таким образом,  Конституционным судом РФ в принципе одобрены общие принципы, уже сложившиеся в судебной практике.

Все это еще раз подтверждает простую мысль: все сильно меняется и ужесточается. Нет простых решений, нет тиражируемых схем от уплаты налогов.

Все делается только индивидуально, настраивается налоговым консультантом и нельзя допускать неуплаты налогов.

Новый 2018 год и аудит 2017 года — вместе под елкой

Дорогие коллеги и клиенты

Желаем Вам в новом году

Аудиторского здоровья

Бухгалтерских успехов

Полной инвентаризации и

Радостных консультаций!

 

Все это мы постараемся исполнить

В роли Деда Мороза

Медведев Александр Николаевич и группа компаний Аудит БТ

 

Деловая цель — жёсткие переговоры — условия договора в свою пользу — прогнозируемые налоговые последствия! Медведев А.Н.

Сегодня семинары по жестким переговорам занимают чуть ли не половину предложений по краткосрочным семинарам.

Но используют ли навыки, полученные на этих семинарах  в работе?

Мы часто видим, что НЕТ.

А может быть просто не понимают – где их можно и нужно применить!!!!

А применить нужно при согласовании договора с целью обезопасить свою компанию от претензий налоговиков и получения возможности переадресации контрагентам претензия о якобы не уплате налогов.

«В случае представления недостоверных заверений об обстоятельствах в соответствии со ст. 431.2 Гражданского кодекса РФ виновная сторона должна возместить убытки или заплатить предусмотренную договором неустойку».

Обращение к моим дорогим слушательницам и читательницам (именно так – поскольку 99 % их  составляют женщины!).

Обращение к моим дорогим слушательницам и читательницам (именно так – поскольку 99 % их составляют женщины!).

Обращение к моим дорогим слушательницам и читательницам (именно так – поскольку 99 % их  составляют женщины!).

Вопреки всем нормам профессиональной этики против меня  начата компания по дискредитации — обо мне распространяются различные лживые сведения: так, в частности, меня даже обвинили в антифеминизме — якобы я принижаю роль женщин даже в бухгалтерском учёте!

Я веду семинары и мастер-классы уже 25 лет и подавляющее большинство моих слушателей —  женщины.

Я всегда говорил и повторяю:  женщины несут основную тяжесть  учётных функций и я пытаюсь  помочь им, отслеживая все изменения, разъясняя, обобщая и даже пытаясь изменить практику.

Если мои слушатели услышат от кого- то слова, приписываемые мне: «Мы же все знаем, как у нас в стране руководство принимает решения — мужчины встретились в переговорной, обсудили, разошлись, а потом женщины — любовницы, подруги, коллеги — им во внерабочее время насоветовали сделать по-своему», не верьте!

Если обо мне вам дойдёт подобная оценка: «Из всех таких комментариев получается, что, по мнению их автора, место женщины в бизнесе — быть любовницей руководителя, или, в лучшем случае, «приносить бумажки», чтобы потом «компетентный мужчина» их проверил», также  не верьте!

Я не говорил и даже не думал таких слов! За 40 лет свой  трудовой деятельности я сталкивался с тысячами бухгалтерами (а 99,99 % их являются  женщинами!) и всех их считаю профессионалами своего дела, проблемы которым как раз и создают мужчины (руководители, менеджеры и т.д.)

Успехов вам! А также терпения — с руководителями и с проверяющими!!!

Всегда жду вас на моих семинарах и готов поделиться информацией и опытом.

 Александр Медведев

ФИЗИЧЕСКОЕ ЛИЦО — АРЕНДА — НДС. Какое слово лишнее? Нет лишних!!!

Конституционный суд еще раз подтвердил, что законы позволяют квалифицировать деятельность физического лица, связанную со сдачей в аренду имущества, как предпринимательскую, доначислять ему суммы налогов, пени и штрафов, а также препятствуют такому налогоплательщику воспользоваться правом на освобождение от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость.

Поэтому для того, чтобы сдавать в аренду  имущество необходимо зарегистрироваться в качестве ИП.

В противном случае, сдавать в аренду нужно с НДС.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ     ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2017 г. N 1214-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ЕРШОВА АЛЕКСАНДРА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ АБЗАЦЕМ ТРЕТЬИМ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 2

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПУНКТОМ 1

СТАТЬИ 145 НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Ершова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Ершов оспаривает конституционность следующих законоположений:

абзаца третьего пункта 1 статьи 2 ГК Российской Федерации, в соответствии с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке;

пункта 1 статьи 145 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому организации и индивидуальные предприниматели имеют право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость, если за три предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций или индивидуальных предпринимателей без учета налога не превысила в совокупности два миллиона рублей.

Как следует из представленных материалов, актами арбитражных судов отказано в удовлетворении требования А.В. Ершова о признании недействительным решения налогового органа, которым деятельность заявителя по сдаче им в аренду коммерческой недвижимости была признана предпринимательской деятельностью и заявителю была доначислена в том числе сумма налога на добавленную стоимость. При этом арбитражные суды пришли к выводу о законности отказа ему в праве на освобождение от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость согласно статье 145 Налогового кодекса Российской Федерации. Основанием для такого вывода послужил тот факт, что такое освобождение носит заявительный характер, а соответствующее уведомление налогоплательщик в налоговый орган подал лишь после вступления решения налогового органа в силу.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 2 и 3), 45 (часть 2), 46, 54 (часть 2), 55 (часть 3) и 57 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют квалифицировать деятельность физического лица, связанную со сдачей в аренду имущества, как предпринимательскую, доначислять ему суммы налогов, пени и штрафов, а также препятствуют такому налогоплательщику воспользоваться правом на освобождение от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость.

  1. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

По смыслу статьи 57 Конституции Российской Федерации, рассматриваемой во взаимосвязи с положениями ее статей 1 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), федеральный законодатель при осуществлении налогового регулирования и установлении общих принципов налогообложения и сборов связан требованиями обеспечения конституционных принципов равенства, справедливости и соразмерности в сфере налоговых отношений и вместе с тем располагает достаточной свободой усмотрения при установлении конкретных налогов: он самостоятельно определяет параметры основных элементов налога, в том числе состав налогоплательщиков и объекты налогообложения, стоимостные и (или) количественные показатели, необходимые для определения налоговой базы, порядок исчисления налога, а также основания и порядок освобождения от налогообложения.

В частности, статья 145 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает право плательщика налога на добавленную стоимость на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика при условии письменного уведомления в установленные законом сроки налогового органа о намерении воспользоваться таким правом и представлении документов, подтверждающих такое право.

Таким образом, федеральный законодатель в рамках дискреции и в целях обеспечения баланса частных и публичных интересов в сфере обложения налогом на добавленную стоимость предусмотрел порядок освобождения от налогообложения. Следовательно, оспариваемое законоположение, направленное на создание условий для реализации права на освобождение от уплаты налога (при наличии для этого оснований и соблюдении установленного законом порядка), не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Что касается абзаца третьего пункта 1 статьи 2 ГК Российской Федерации, то он определяет понятие предпринимательской деятельности и носит общий характер нормы-дефиниции. При этом в силу пункта 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации и пункта 4 статьи 23 ГК Российской Федерации физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями. Вопрос же о квалификации той или иной деятельности физических лиц в качестве предпринимательской разрешается правоприменительными органами на основании фактических обстоятельств конкретного дела. Следовательно, абзац третий пункта 1 статьи 2 ГК Российской Федерации также не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ершова Александра Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН