ФИЗИЧЕСКОЕ ЛИЦО — АРЕНДА — НДС. Какое слово лишнее? Нет лишних!!!

Конституционный суд еще раз подтвердил, что законы позволяют квалифицировать деятельность физического лица, связанную со сдачей в аренду имущества, как предпринимательскую, доначислять ему суммы налогов, пени и штрафов, а также препятствуют такому налогоплательщику воспользоваться правом на освобождение от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость.

Поэтому для того, чтобы сдавать в аренду  имущество необходимо зарегистрироваться в качестве ИП.

В противном случае, сдавать в аренду нужно с НДС.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ     ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2017 г. N 1214-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ЕРШОВА АЛЕКСАНДРА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ АБЗАЦЕМ ТРЕТЬИМ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 2

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПУНКТОМ 1

СТАТЬИ 145 НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Ершова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Ершов оспаривает конституционность следующих законоположений:

абзаца третьего пункта 1 статьи 2 ГК Российской Федерации, в соответствии с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке;

пункта 1 статьи 145 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому организации и индивидуальные предприниматели имеют право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость, если за три предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций или индивидуальных предпринимателей без учета налога не превысила в совокупности два миллиона рублей.

Как следует из представленных материалов, актами арбитражных судов отказано в удовлетворении требования А.В. Ершова о признании недействительным решения налогового органа, которым деятельность заявителя по сдаче им в аренду коммерческой недвижимости была признана предпринимательской деятельностью и заявителю была доначислена в том числе сумма налога на добавленную стоимость. При этом арбитражные суды пришли к выводу о законности отказа ему в праве на освобождение от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость согласно статье 145 Налогового кодекса Российской Федерации. Основанием для такого вывода послужил тот факт, что такое освобождение носит заявительный характер, а соответствующее уведомление налогоплательщик в налоговый орган подал лишь после вступления решения налогового органа в силу.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 2 и 3), 45 (часть 2), 46, 54 (часть 2), 55 (часть 3) и 57 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют квалифицировать деятельность физического лица, связанную со сдачей в аренду имущества, как предпринимательскую, доначислять ему суммы налогов, пени и штрафов, а также препятствуют такому налогоплательщику воспользоваться правом на освобождение от исполнения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость.

  1. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

По смыслу статьи 57 Конституции Российской Федерации, рассматриваемой во взаимосвязи с положениями ее статей 1 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), федеральный законодатель при осуществлении налогового регулирования и установлении общих принципов налогообложения и сборов связан требованиями обеспечения конституционных принципов равенства, справедливости и соразмерности в сфере налоговых отношений и вместе с тем располагает достаточной свободой усмотрения при установлении конкретных налогов: он самостоятельно определяет параметры основных элементов налога, в том числе состав налогоплательщиков и объекты налогообложения, стоимостные и (или) количественные показатели, необходимые для определения налоговой базы, порядок исчисления налога, а также основания и порядок освобождения от налогообложения.

В частности, статья 145 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает право плательщика налога на добавленную стоимость на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика при условии письменного уведомления в установленные законом сроки налогового органа о намерении воспользоваться таким правом и представлении документов, подтверждающих такое право.

Таким образом, федеральный законодатель в рамках дискреции и в целях обеспечения баланса частных и публичных интересов в сфере обложения налогом на добавленную стоимость предусмотрел порядок освобождения от налогообложения. Следовательно, оспариваемое законоположение, направленное на создание условий для реализации права на освобождение от уплаты налога (при наличии для этого оснований и соблюдении установленного законом порядка), не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Что касается абзаца третьего пункта 1 статьи 2 ГК Российской Федерации, то он определяет понятие предпринимательской деятельности и носит общий характер нормы-дефиниции. При этом в силу пункта 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации и пункта 4 статьи 23 ГК Российской Федерации физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями. Вопрос же о квалификации той или иной деятельности физических лиц в качестве предпринимательской разрешается правоприменительными органами на основании фактических обстоятельств конкретного дела. Следовательно, абзац третий пункта 1 статьи 2 ГК Российской Федерации также не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ершова Александра Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *